Слово Шойгу. Россия возвращается на Балканы

В мире

Эти события – отнюдь не случайное совпадение: российский министр обороны заявляет о расширении военного сотрудничества с Сербией, а спикер сербского парламента под овации Госдумы заявляет о том, что никогда не введет санкции против России. Москва и Белград завершают период недоразумений и недомолвок, когда естественные связи между нашими народами были искусственно прерваны. Все возвращается к естественному положению вещей.


Многовековые узы братства

Трудно проследить, когда впервые возникла эта абсолютно иррациональная, казалось бы, симпатия между русскими и сербами. Но совершенно точно, что этой истории не одно столетие: возможно это случилось тогда, когда сербские правители взяли на попечение русскую обитель Св. Пантелеймона (Руссик) на Святой горе Афон, в то время когда Русь была разорена татарским нашествием. Или немного после, когда сербские просветители Григорий Цамблак и Пахомий Логофет (Пахомий Серб) внесли огромный вклад в становление русской летописной культуры.

А уже потом, когда Сербские земли попали под власть османов, Иван Третий принял и устроил сербское духовенство при своем дворе, а Иван Четвертый (Грозный) написал письмо к султану, призывая его чтить святыни сербского афонского монастыря Хиландар на Афоне.

Сам же первый русский царь создал Хиландару подворье обители в Москве.

После этого много чего было в наших отношениях: черногорцы учили будущих русских флотоводцев Петра морскому ремеслу, при нем и при Екатерине Второй из сербских беженцев от турецкого геноцида были созданы сербские гусарские полки и колонии Новая Сербия и Славяносербия на землях Новороссии. Уроженец Дубровника, по прихоти судьбы ныне ставшим хорватским, Савва Владиславлевич-Рагузинский стал выдающимся русским дипломатом, а потомок переселенцев из Герцеговины генерал Михаил Милорадович – героем войны 1812 года. Около трех тысяч русских добровольцев приняли участие в сербском восстании против турок, а его герой, русский полковник Николай Раевский командовал молодой сербской армией, храбро погибнув в бою.

Из русских земель в порабощенные сербские направлялись священники, возрождая разоренное Православие, и слово «батюшка» стало в те годы для сербов нарицательным. Наконец, русский государь Николай Второй вступился за маленькую Сербию, когда огромная Австро-Венгерская монархия использовало убийство, совершенное террористами, для агрессии против нее. В свою очередь сербский король Александр Второй дал приют сорока тысячам белых русских беженцев, и здания, возведенные русскими инженерами, и по сей день украшают Белград.

Кровавый передел, произошедший в обеих странах вместе с красными революциями, убийствами монархов и гражданскими войнами на какое-то время развел наши столицы, хотя и в это лихолетье сербы и русские искали возможность быть ближе и помогать друг другу, каждый в силу своего понимания исторической правоты – кто сражаясь за Россию традиционную, а кто – за советскую: так, майор Матиа Благотич погиб при штурме Народной армией Коммуча Казани, а помощник командира 36 полка Первой конной Алекса Дундич – при штурме Ровно. Зато Белград от немецких захватчиков советские воины и югославские партизаны освобождали вместе.

Преодолевая забвение

После почти на полвека в наших взаимоотношениях по причине исторического казуса произошел длительный перерыв: маршал Тито хотел создать социалистическую Балканскую федерацию с Болгарией и Албанией, генералиссимус Сталин не хотел большой державы под боком у СССР, и за излишнюю ретивость зачислил коллегу во враги, а тот, в свою очередь, весь Советский Союз – в агрессоры. После чего, СФРЮ долгое время строило процветающее государство со смешанной экономикой, а СССР – коммунизм. После распада нашей державы вчерашние советские люди рванули за джинсами, гамбургерами и стриптизом, югославы же, накушавшиеся всего этого в прошлые годы, окунулись в кровавое противоборство. Нам, впрочем, тоже досталось войн на окраинах. А в сердце страны царил бандитский передел. Как и в Югославии, надо отметить.

Вот тогда-то, на фоне того, что войной против них пошел весь мир, сербы вспомнили про историческое братство с русскими. Знаменитая поговорка: «Нас с русским 300 миллионов, а без русских – полгрузовика», идет именно из тех страшных лет. Русские, правда, на помощь тогда не пришли, если не считать трех сотен отчаянных добровольцев, да командиров российской армии, совершивших марш-бросок из Боснии в Косово, ничем, к сожалению, хорошим не закончившимся.

Но сербы не обиделись. Тем более, что спустя десятилетия, об узах братства вспомнили и русские, когда Россию, как и Югославию 90-х накрыли санкции, ненависть совокупного Запада, войны в непризнанных республиках. На обломках наших социалистических империй, на фоне откровенной ненависти лимитрофов и агрессии Запада нам не осталось ничего иного, как снова посмотреть в лицо друг другу.

Потому мы снова вместе. И иного пути нам просто, к счастью, Бог не дал. Для России быть большим братом сербам, для сербов – быть «русскими на Балканах». Потому когда на днях в ходе встречи с председателем Народной скупщины Ивицей Дачичем министр обороны России Сергей Шойгу сказал о том, что планируется развивать военное сотрудничество с Сербией, то были не простые слова. Генерал армии, который перед каждым парадом на Красной площади крестится, как это веками делали его славные предшественники, знает, что такое воинская и державная традиция России. И что такое традиции русско-сербского братства. Не зря же тот же Дачич сказал о том, что в Сербии знают про то, что «Сергей Шойгу – это человек, который с самого начала своей политической деятельности был одним из самых больших друзей сербского народа». И это высказывание проверяется делами.

Наш человек в Европе

Да, на сегодняшний день столь успешным сотрудничеством с братской Сербией, какое есть сегодня у российского министерства обороны, могут похвастаться разве что «Газпром» и РЖД, а с недавних пор еще Институт Гамалеи. А хотелось бы больше и интенсивнее, как того заслуживают наши страны и народы. Но пока, естественный союзник России – по меткому выражению Александра Третьего, ее армия и флот, а точнее управляющее ими оборонное ведомство, впереди страны всей. Только, начиная с 2018 года, российская сторона (что-то подарила, что-то продала, а что-то продала по сниженной стоимости) четыре вертолета Ми-35М, шесть истребителей МиГ-29, три вертолета Ми-17В-5, шесть комплексов ЗРК «Панцирь-С1», несколько десятков танков Т-72МС и БРДМ-2. И это, судя по всему, далеко не предел.

Мало того, что наши военные проводят совместные учения и обучаются друг у друга: так совсем недавно с успехом прошли учения сербского и российского военного спецназа «Совместный ответ – 2021», российские и сербские инженерные войска в рамках акции «Гуманитарная помощь» прокладывают дороги в труднодоступных местах Сербии, сербские танкисты готовятся принять участие в танковом биатлоне на территории России. Наконец в этом году в Белграде должно будет открыться представительство Министерства обороны России. Найдите другую такую страну Европы, где может произойти подобное? Не найдете.

В конце концов, зря что ли, глядя на все это, хорватское правительство в спешном порядке закупает «Рафали», а США вооружает косовских боевиков броневиками HMMWV и M1117?

Да, можно предвидеть и доводы скептиков: мол, Сербии и с НАТО учения проводит, и в ЕС полным ходом спешит. Есть такое. Но, во-первых, учения с натовцами носят локальный характер, и не принимают такого масштаба, как недавно прошедшие на Балканах маневры «Защитник Европы 2021», имевшие явно антироссийскую подоплеку, и в которых приняли участие практически все соседи Сербии, включая так называемые Силы безопасности полупризнанного Косово. Что плохого в том, чтобы прознать заокеанские секреты мастерства? Опять же, заметьте, военной техники на Западе Сербия практически не закупает (за исключением французских легких веротолетов).

Во-вторых, это неизбежная плата за геополитические реалии и заявленный военный нейтралитет. Уже одно то, что Сербия, окруженная вчерашними соседями, – ныне странами НАТО, выступает как внеблоковая страна – дорогого стоит. В конце концов, в силу различных факторов Москва тоже не может предложить Белграду членство в ОДКБ и ЕАЭС, а потому сербам нужно делать вид и играть игру с навязанными правилами. В которых и членство в ЕС – тоже вынужденная и единственная перспектива не быть в случае чего экономически и энергетически удушенной в кольце стран – членов этого европейского квазигосударственного образования. А ведь это все Союзная Югославия проходила, проходила тяжело, даже имея выход к морю, чего у нынешней Сербии уже нет.

Да и, в конце концов, что плохого, если в ЕС будет «наш человек», своего рода «троянский конь», который никогда не введет санкции против России, но будет влиять на общеевропейскую политику? Другой вопрос – возьмут ли Сербию в ЕС? А вот налаженные крепкие связи с Россией останутся в любом случае, вне зависимости от того, какой ответ даст на этот вопрос сегодняшняя реальность.

Потому, совет всем скептикам, лишний раз прислушаться к словам Шойгу. Человека остро чувствующего историю и современность. Человека дела, который знает что говорит. И просто так ничего говорить не будет. Россия возвращается на Балканы. И это надолго, возможно – навсегда.

Подписаться
Уведомление о
guest
0 комментариев
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии

Последние статьи