Российский газопровод для Пакистана стал тревожным сигналом Евросоюзу

В мире

Москва и Исламабад договорились о строительстве газопровода «Пакистанский поток», который должен соединить СПГ-терминал в пакистанском порту Карачи с промышленными и густонаселенными районами в глубине этой южноазиатской страны.


Несмотря на то, что этот газопровод по сути является внутренним для Пакистана, его значение для России выглядит весьма существенным. Дело в том, что «Пакистанский поток» знаменует собой новую, совершенно иную экспортную стратегию Москвы, направленную на развитие продаж сжиженного природного газа по всему миру.

Почему наша страна решила сдвинуть экспортную программу с трубопроводного газа к сжиженному природному газу? И как это изменит мировой рынок голубого топлива? Об этом — в материале ФАН.

Пакистан — с газом и без газа

По итогам 2020 года потребление газа в Пакистане перевалило через отметку в 47 млрд куб. м, хотя еще в 2001 году страна, уже тогда догнавшая Россию по числу жителей (сейчас в Пакистане проживают 223 млн человек), потребляла скромные 19 млрд кубов.

Такой бурный рост потребления природного газа обусловлен тремя основными факторами — не только увеличивающимся населением страны, но и ускоренным ростом урбанизации, а также бурным развитием национальной промышленности. При этом деваться Пакистану особо некуда: у страны крайне ограничены собственные запасы нефти, газа и каменного угля. Поэтому единственным выходом из ситуации роста потребности населения и промышленности в энергоносителях является их постоянно увеличивающийся импорт.

Кроме того, стоит учесть, что Пакистан последовательно развивает автомобильный транспорт с упором на использование природного газа. В настоящее время доля таких «газовых» автомобилей в пакистанском автопарке составляет без малого 70%, что является вторым результатом в мире после Армении.

Однако строительство инфраструктуры по импорту природного газа осложняется для Пакистана вопросами взаимодействия с его ближайшими соседями. С Индией у Пакистана вот уже более 70 лет идет пограничный конфликт, причем Дели оккупирует часть пакистанской территории. Это полностью блокирует совместные проекты двух стран в любой сфере. К северу от Пакистана расположен неспокойный Афганистан, где строительство газопровода много раз «спотыкалось» о политическую нестабильность соседа. Наконец, между шиитским Ираном и суннитским Пакистаном также есть скрытые конфликты, связанные с вопросом регионального лидерства. Поэтому Тегеран всегда рассматривал поставки газа в Пакистан как, мягко говоря, неоднозначное начинание, не испытывая к нему никакого энтузиазма.

В такой ситуации импорт СПГ через морские терминалы стал для Пакистана практически единственной возможностью быстро нарастить потребление этого энергоносителя. И российское предложение о постройке современного трубопровода весьма ожидаемо оказалось в русле развития газовой отрасли Пакистана.

Интерес России

Российский газопровод протяженностью 1100 километров, имеющий пропускную способность 12,4 млрд куб. м в год, должен связать терминал в портовом Карачи на юге Пакистана с Лахором на севере страны. На фоне стремительно ухудшающейся собственной ресурсной базы Пакистана и упомянутого роста внутреннего спроса продажи газа через этот маршрут практически гарантированы.

Ожидается, что уже к началу 2030-х годов дефицит газа на рынке Пакистана составит астрономическую цифру 40 млрд куб. м газа в год. Для сравнения, это больше, чем нынешнее потребности Украины, которая в 2020 году с трудом наскребла 30,9 млрд, всячески декларируя уход от «российской газовой кабалы».

Нетрудно понять, что на такой растущий и, что важно, платежеспособный рынок готовы зайти все крупные газовые игроки. Однако именно Россия согласна не просто продавать СПГ, но и создать в Пакистане необходимую для его продажи и потребления инфраструктуру. Причем позиция и интересы Москвы вовсе не будут ограничиваться исключительно стройкой. Трубопровод будет строить и эксплуатировать компания специального назначения, а за российской стороной в ней будет закреплен блокирующий пакет, доля которого, в соответствии с двусторонним соглашением, должна составить не менее 26%.

Такие условия отражают изменения мировых газовых реалий за последние несколько лет. На фоне антироссийских санкций, которые США ввели против газопровода «Северный поток — 2», Россия буквально на ровном месте создала новые компетенции по строительству газопроводов. Включая даже сверхсложные технологии постройки морских газопроводов, которыми до сих пор владели лишь несколько компаний в развитых странах.

Похожая ситуация наблюдается и в отрасли производства и транспортировки СПГ. Санкции против трубопроводного российского газа вызвали в ней стремительное развитие отечественных технологий, которые ожидаемо получили весомый экспортный потенциал.

Так что успех России в вопросе подписания контракта на постройку и эксплуатацию «Пакистанского потока» — это зримое признание успехов России в самых высоких технологиях газовой отрасли. И, если угодно, косвенный эффект якобы «калечащих» американских санкций против «СП-2».

Переход России к преимущественному экспорту СПГ в ближайшие годы — это тоже прямое следствие продолжающегося давления на российские экспортные газопроводы. Шантаж России со стороны Украины в вопросе газового транзита, угрозы отдельных европейских стран заблокировать газопровод «Ямал—Европа», продолжающиеся нападки на «СП-1» и «СП-2» и декларации Евросоюза об отказе от российского голубого топлива в пользу «зеленого» водорода — все это создает явно негативный фон для существующего трубопроводного экспорта России.

Конечно, практически все эти проблемы связаны именно с европейским направлением, однако переход от трубопроводов к СПГ позволяет в принципе купировать проблемы любого экспортного трубопровода. Так как в этом случае свободные объемы российского газа можно не только переключить между разными макрорегионами, например Европой и Юго-Восточной Азией, но и отправить куда угодно в мировом масштабе.

Таким образом «Пакистанский поток», связанный с терминалом по импорту СПГ, является не просто еще одним зарубежным проектом России, но и перспективной моделью будущих экспортных продаж российского газа. А в целом, это можно назвать пощечиной Евросоюзу, поскольку сбывается «ужас Запада» — после перехода от «труб» к СПГ русские становятся неуязвимыми для его санкций и шантажа.

Подписаться
Уведомление о
guest
1 Комментарий
Oldest
Newest Most Voted
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии

Последние статьи