navalnogo-informatsionno-travyat-veteranom

Навального «информационно травят ветераном»

В мире

Напомню, что 2 июня прошлого года появился ролик, агитирующий за участие в голосовании по поправкам в Конституцию. В этом ролике, помимо других уважаемых людей, снялся и участник Великой Отечественной войны Игнат Артеменко, который призвал голосовать.


В этот момент Навальный и его гоп-компания «топили» против и у лидера ФБК, который иноагент, в Twitter появился контроматериал. А сам донатенфюрер сподобился написать следующее: «О, вот они, голубчики. Надо признать, что пока команда продажных холуев выглядит слабовато. Посмотрите на них: это позор страны. Люди без совести. Предатели».

Дословно. Гоп-компания принялась, как по команде, вовсю изгаляться над ветераном и другими участниками ролика за голосование.

На Интернет-просторах это называется модным словом буллинг… Однако суть от этого не меняется: травля и клевета остаются травлей и клеветой. А усугубляется это тем, что совершено целой группой лиц.

Ок, давайте отойдем от политики, Навального и вообще персоналий и спросим: можно ли называть ветерана «продажным холуем»?

Можно или нет?

И получится, что сама формулировка вопроса неправильная. Потому что тогда надо спросить: а можно ли жарить шашлык на Вечном огне или выставлять портрет Гитлера в шествии «Бессмертного полка»? Или — можно ли сносить памятники советским солдатам? С ними же легко воевать, они не могут ответить.

Наверняка есть некоторое количество людей, считающих и считавших, что Навального «информационно травят ветераном». Тут, можно бы было сказать что те, кто придерживаются подобного мнения, они без роду и без племени и у них нет никакой генетической памяти. Можно бы было порассуждать на тему того, что в общественном сознании русских, шутки в стиле национал-социализма выглядят гораздо более мерзко, чем шутки про рабство и второсортность негров в сознании афроамериканцев в США. Но это пусть и близкие, но все же эмоции. Давайте по фактам.

Есть закон, защищающий память и людей. Предусматривающий ответственность. Он может нравится. Может не нравится. Но он есть. И этот закон не делали «под Навального». Или «под Квачкова». Его делали не для нужд «еврейского лобби», коего попусту нет. Этот закон — отражает мнение большинства жителей России. Не по программирующим всеросам. На самом деле так. Это культурно-исторический осознанный выбор. Закон нарушен. Предусмотренна ответственность.

Есть история самого Навального, которую никуда не выкинешь, она всегда будет учитываться в контексте. Бэкграунд сотрудничества с ультра-правыми, многие из которых, без какой либо карикатуры считают генералов Власова и Краснова героями. Посещение мероприятий на которых подростки разворачивали свастики. И далеко не все из которых были «.кремлевскими провокаторами». Ладно бы мальчики в шарфах с кельтскими крестами и в «пилотах». Есть история организации и подготовки десятков убийств. Мигрантов. Судей, следователей, учёных, адвокатов, журналистов. Эти люди убивали. И ходили с Навальным в одном строю. Не раз. Не два. И не три. Они, конечно, не его друзья. И не приятели. Но он, вероятно, жал эти руки.

Для Навального как политика, даже если он и не вкладывал в это глубинных смыслов — это сотрудничество было вопросом конъюнктуры. Т.е. он счел что капитал им формируемый более значим, чем репутационные издержки. На каком-то временном этапе, это возможно именно так и было. Но если страницу перевернуть — она все равно останется. Не сгорит. И то, что у него, как у человека больших амбиций и отсутствия принципов, не было схожих идей. А по правде, и вообще никаких идей кроме жажды власти и денег, не делает его ни на йоту лучше и светлее.

Есть упущенная возможность извинений. Не ясно, что в фундаменте этой позиции. Возможно, ощущение собственной тефлоновости. Возможно, нежелание признавать свою погрешимость. Возможно, тот факт что оскорбление ветерана подняли на флаг. Правильно подняли и обратили на уровне медиа против него. Так или иначе. Довольно длительный период времени у Навального была возможность публичного раскаяния. Может быть формального. Может быть не искреннего. Но он это прекрасно умеет. Когда хочет. Не захотел.

Сейчас судят конкретного человека. За конкретное преступление. У человека есть история, позиция и осознанный выбор реакции. Судят его за то, что является преступным деянием в государстве, гражданином которого этот человек является.

Ты будешь сидеть. Потому что ты воровал. Думая, что персонально тебе — можно. Ты будешь сидеть. Потому что оскорблял память. Думая, что персонально тебе — можно.

Подписаться
Уведомление о
guest
3 комментариев
Oldest
Newest Most Voted
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии

Последние статьи