my-ne-rasslablyaemsya-glavn

«Мы не расслабляемся»: главное из интервью Владимира Путина о Белоруссии и Украине

Экономика

Доцент Финансового университета Геворг Мирзаян — о том, что рассказал Владимир Путин о ситуации вокруг Белоруссии, поведении Киева, безответственности НАТО и возможном вводе войск на Украину.


Президент России Владимир Путин дал интервью одному из государственных каналов, обрисовав свою позицию по самым злободневным темам международной повестки.

Первой темой, конечно, была Белоруссия — миграционный кризис и его последствия. Владимир Путин ещё раз отметил, что ответственность за беженцев несёт Евросоюз. «Белоруссия является первооткрывателем этих проблем, что ли? Нет, это причины, которые созданы самими странами Запада, европейскими странами», — заявил Путин. И выделил две причины проблемы: военно-политическая и экономическая.

«Все принимали участие, скажем, в операциях в Ираке, а сейчас там очень много курдов из Ирака; и в Афганистане двадцать лет воевали, и сейчас больше и больше там афганцев. Белоруссия здесь ни при чём», — пояснил президент. И действительно, Запад сам разрушил ближневосточные государства — как вторжениями, так и силовым навязыванием «демократических моделей развития», которые привели к самым настоящим гражданским войнам.

Экономические причины, по словам Путина, связаны с тем, что «социальные пособия в Европе для мигрантов очень высокие». «Скажем, хорошо работающий при большой безработице человек в ближневосточных странах, в том числе, где нефть добывают, даже в нефтянке работающий, получает на порядок меньше, чем неработающий мигрант, получающий социальное пособие, скажем, в Федеративной Республике. Конечно, люди туда и тянутся. Зачем работать в условиях турбулентности без соблюдения каких-то элементарных правил безопасности, зачем там жить и работать, если можно не работать и в два-три раза больше получать с семьёй». И действительно, ЕС в рамках своей ультралиберальной, типа правозащитной внутренней политики создал образ государства, которое содержит своё население. Государства, которое готово содержать беженцев, приезжающих на его территорию. И вместо интеграции людей (которая почти всегда и везде носит вынужденный характер — мигранты должны интегрироваться в общество для того, чтобы выжить) эта система стимулирует самый настоящий паразитизм.

Кроме того, Путин обозначил своё отношение к перспективам переговорного решения проблемы. Напомним, что Европа в лице Ангелы Меркель и иных политиков отказывается от прямого диалога с Александром Лукашенко (они его не признают в качестве президента) и хочет, чтобы этот диалог от имени Европы вела Москва. Российский президент дал понять, что против такого сценария. «Это вопрос не ко мне, почему они не разговаривают друг с другом. Нас это не касается, — заявил Путин. — Надеюсь, что это (переговоры. — Прим. ред.) в ближайшее время произойдёт и удастся наладить какой-то прямой контакт между Евросоюзом, ведущими странами Евросоюза… Нужно всё-таки создавать условия для того, чтобы этих людей как-то трудоустроить и решить проблемы между собой». То есть Путин ещё раз обращается к ранее сделанному министром иностранных дел Сергеем Лавровым предложению: ЕС должен взять на себя расходы на содержание беженцев на белорусской территории.

Да, российский президент понимает, что любой прямой контакт между Брюсселем и Минском будет означать признание Европой Александра Лукашенко легитимным главой белорусского государства. И понимает, что решиться на такие переговоры Европе не так просто, ей проще переложить на Россию весь переговорный процесс. И отказ Москвы взваливать его на свои и без того занятые другими вещами плечи объясняется не только нежеланием посредничать в решении конфликта между Минском и Брюсселем, но и стремлением заставить Евросоюз здраво смотреть на вещи. Побудить Европу к прямому диалогу с Батькой и показать ей на примере белорусской ситуации бессмысленность дипломатического игнорирования соседей. При этом Путин ещё раз отмечает, что Москва ничем Европе тут не обязана, поскольку — в отличие от ЕС — в миграционном кризисе ни разу не виновата.

«Хочу, чтобы все знали. Мы здесь совершенно ни при чём. На нас всё пытаются по любому поводу и вообще без всякого повода какую-то ответственность возложить. Наши авиационные компании не возят этих людей. Ни одна наша компания не возит», — подчеркнул Владимир Путин.

Если же искать преступные организации, занимающиеся трафиком, то делать это нужно на территории ЕС силами самих же европейских правоохранительных структур.

«Ключевое звено находится в странах Евросоюза. Вот туда тащат те, которые там находятся. Они организуют все эти цепочки. Пускай правоохранительные органы, спецслужбы работают по ним, если они что-то нарушают. А у меня создаётся впечатление, что там их и привлечь-то довольно трудно, потому что если посмотреть на внутреннее законодательство европейских стран, то они и не нарушают ничего. Что они нарушают? Человек живёт в одной стране, хочет переехать в другую по каким-то соображениям — безопасности, даже по экономическим соображениям», — говорит Путин.

Однако прилетело от президента и Александру Лукашенко — за его угрозы перекрыть поставки российского газа Европе. «Он может, наверное. Хотя ничего хорошего в этом нет, и я, конечно, с ним поговорю на эту тему, если он не в сердцах это просто сказал, — пояснил Владимир Путин. — Теоретически, конечно, Лукашенко как президент транзитной страны может, наверное, дать указание по перекрытию наших поставок в Европу. Хотя это будет нарушением нашего транзитного контракта, и я надеюсь, что до этого не дойдёт. Но, с другой стороны, против него всегда применяют и грозятся применением новых санкций. Но это нанесло бы большой ущерб энергетике Европы, энергетическому сектору Европы и не способствовало бы развитию наших отношений с Белоруссией как с транзитной страной». А дальше пусть в Минске сами пытаются понять, к чему приведут возникающие по вине Александра Лукашенко проблемы в двусторонних отношениях.

После обсуждения темы Белоруссии президент в своём анализе сместился южнее — к Украине, проблемы приносящей.

Так, Путин рассказал о провокационных западных манёврах в Чёрном море. «Сейчас США и их союзники по НАТО проводят незапланированные, я хочу это подчеркнуть, незапланированные учения в акватории Чёрного моря. Причём не просто сформирована достаточно мощная корабельная группировка, но используется в ходе этих учений и авиация, в том числе и стратегическая авиация… Создаётся впечатление, что нам просто не дают расслабиться. Ну, пусть знают, что мы и не расслабляемся», — заявил президент. А также добавил, что Москва — в отличие от Запада — ведёт себя очень взвешенно в этом наиболее конфликтогенном регионе Европы и самом опасном фронте российско-американского противостояния.

«У нашего Минобороны было предложение тоже провести в этой акватории свои незапланированные учения, но я считаю, что это нецелесообразно и нет необходимости нагнетать дополнительно обстановку там. Поэтому Минобороны России ограничивается только сопровождением самолётов и кораблей», — пояснил Путин. И это логично, ведь Москве — в отличие от Вашингтона и Брюсселя — нет смысла никому ничего доказывать и кого-то морально поддерживать. Не говоря уже о том, чтобы играть на обострение и демонстрировать собственную крутизну в ущерб региональной стабильности.

Пояснил ещё раз, для самых непонятливых, почему не хочет садиться за один переговорный стол со своим украинским так называемым коллегой Владимиром Зеленским. Потому, что считает это бесполезным — ведь Киев не выполняет взятые на себя обязательства, в том числе и в рамах Минских соглашений. «Действующий президент бодро рапортует о том, что они применяют «Байрактары», то есть беспилотные летательные аппараты. Это авиация, беспилотная, но это авиация, которую применяют в зоне конфликта, что строго-настрого запрещено Минскими соглашениями и последующими договорённостями. Но никто на это даже не реагирует, а в США вообще поддержали практически. Европа что-то невнятное сказала на этот счёт, а США вообще поддержали». И Запад в этом вопросе не только не умеет читать Минские соглашения — он ещё и обвиняет Москву в их подрыве. «Когда мы задаём вопрос нашим партнёрам, в том числе по «нормандскому формату», а что конкретно не исполняет Россия по Минским соглашениям и что, по вашему мнению, Россия по Минским соглашениям должна была бы сделать, ответа нет. Они прямо так и [говорят]: мы не можем сформулировать. Я не шучу, именно такой диалог. А что конкретно не выполняют ЛНР и ДНР по Минским соглашениям? Тоже нет, не могут сформулировать. Тем не менее от нас требуют публичного исполнения», — говорит Путин. Вот пусть и требуют в каком-то другом месте — России не нужны переговоры для переговоров, ей нужны переговоры для решения проблемы. И только тогда, когда (а точнее, если) Киев будет готов такие переговоры вести, когда докажет свою готовность делом, переговоры могут состояться. «Я считаю, что других механизмов у нас нет, и эти механизмы, как бы тяжело ни было сегодня, как бы сложно ни было решать эту проблему, нужно использовать для того, чтобы хотя бы приблизиться к решению тех проблем, о которых мы сейчас говорим», — объяснил Путин.

Однако самым интересным стал ответ Владимира Путина на вопрос о возможности ввода российских войск на Украину (о чём сейчас пишут многие западные СМИ). Ответ был в том, что его — ответа — просто не было. Владимир Путин проигнорировал вопрос, позволив аморфным западным и агрессивно-хамским украинским коллегам проявить широту восприятия и представить, почему российский лидер не стал публично отрицать возможность ввода российских войск в Донбасс.

Геворг Мирзаян

Подписаться
Уведомление о
guest
1 Комментарий
Oldest
Newest Most Voted
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии

Последние статьи