kto-fakticheski-pobedil-v-hol

Кто фактически победил в «Холодной войне» и что ждет мир в будущем

В мире

За кем победа в «Холодной войне»? После распада СССР, то есть с самого начала 90-х, а также следующие примерно двадцать лет, ответ на этот вопрос большинству людей на Западе, да и у нас, казался вполне себе однозначным – проиграл Советский Союз. Мы, то есть.


Коммунистическая идеология была нами же самими признана ошибочной и бесперспективной для дальнейшего развития, огромная советская империя развалилась на несколько частей, «Восточный блок» в Европе прекратил своё существование, как и вся советская сфера влияния во всём остальном мире, находившиеся за границей войска стянуты обратно, причём часто на не то что невыгодных, а просто на абсолютно постыдных условиях, государственная экономика ушла в крутое «пике», а так называемая приватизация добила её практически окончательно, народ обнищал, а от былой военной мощи осталась лишь слабая тень частично сохранившейся советской ядерной триады. Это, видимо, было единственное, что ещё хоть как-то обеспечивало тогда новой России, ставшей номинальным международным правопреемником СССР, некую самостоятельность.

Под полное внешнее управление мы тогда ещё не попали, но вот в зависимость и под влияние Запада – да. Капиталы и ресурсы в гигантском количестве утекали за рубеж, на наших секретных предприятиях сидели американские контролёры-надсмотрщики, а первый российский президент по всем важным вопросам не то что консультировался, а просто докладывал в США, прямо как колония метрополии… Ну, на что это всё ещё похоже, если не на поражение в войне? Вот так это и было в мире воспринято. А американцы, и с ними как бы за компанию весь остальной «консолидированный Запад», по праву, как им вполне закономерно казалось, посчитали себя победителями в этой «холодной» войне, а нас проигравшими. Вроде как были даже мысли выдавать некие награды, типа орденов или медалей, «За победу в «Холодной войне». Так вот. И, конечно, в полном соответствии с этим они себя стали с нами вести – как победитель по отношению к побеждённому.

Россия не СССР

Россия – не Советский Союз. Вроде бы вполне закономерное утверждение. Но вопрос в том, кто и какой смысл в эту фразу вкладывает.

На Западе это с начала 90х лет прошлого века и до сегодняшнего дня звучит и понимается примерно так: Российская Федерация, в отличие от СССР, уже не высокоразвитая мировая сверхдержава, имеющая право на собственную независимую внутреннюю и международную политику, а также на собственные национальные интересы, в том числе и за пределами собственных границ.

В самой России, судя по всему, это же самое утверждение воспринимается сейчас совсем с другой стороны: РФ, в отличие от СССР, это не та страна, которая развалилась, потеряв собственную идеологию, экономику и армию, а абсолютно новое независимое и быстро развивающееся государство мирового уровня, с новым политическим, экономическим и социальным устройством, а также со своими собственными национальными интересами, как на собственной территории, так и за её пределами, базирующимися как раз на том, что эта новая страна является правопреемником Советского Союза в международном и историческом поле.

И вот эти самые два кардинально противоположных понимания одного и того же, казалось бы, для всех неоспоримого факта, неизбежно вступают друг с другом в противоречие. Оно, противоречие это, в свою очередь, выливается в противостояние на международной арене. Так как ни одна из сторон от своего понимания фразы «Россия не СССР» отступать не хочет, причём обе делают это всё исключительно, как это подаётся, исходя из инстинкта собственного самосохранения. А противостояние, исходящее из чувства самосохранения, то есть экзистенциальной опасности, ощущаемой сторонами противостояния, неизбежно приводит к войне. Вопрос только в какой форме эта война будет вестись (или уже ведётся), а также если конечная цель соперников это полное уничтожение противника или всё-таки достижение некоего «status quo».

Чтобы понять всё это получше, надо сначала разобраться в том, что вообще такое «Холодная война», кто в ней участвовал или участвует, каковы её цели. Из этого станет более понятным факт победы или поражения в этой войне, если таковые имели место быть. А также, исходя из этого, и современная ситуация.

Кто начал «Холодную войну»

Скажу сразу – не мы. Сам термин «Холодная война» («Cold war») появился на Западе ещё в 1947 году для объяснения, видимо, изначально самим себе и своим народам, того, чем, собственно, этот самый Запад уже тогда занимался по отношению к СССР. Так как у подавляющего большинства населения ещё совсем недавно союзных нам во Второй Мировой войне государств с пониманием этого возникали серьёзные проблемы. «Честь» изобретения «Холодной войны» принадлежит долголетнему советнику сразу нескольких президентов США по внешней и экономической политике, предпринимателю и мультимиллионеру Бернарду Баруху, который в своей речи 16 апреля 1947 года впервые употребил это название. Причём, как водится в Америке, сама по себе эта речь была изначально посвящена чисто внутренним делам – призывам к продолжению мобилизации и так уже сильно мобилизованной в годы войны экономики США, удлинению рабочей недели, ограничению прав профсоюзов, отказа от проведения забастовок и т.д. и т.п. Так как мировая война закончилась, то у рядовых американских граждан возникали резонные вопросы о необходимости всего этого. А тут вот, пожалуйста, есть объяснение – новая «холодная» война с Советским Союзом.

И саму эту войну начали тоже «западники», причём гораздо раньше. Ни для кого сегодня не секрет, что ещё до окончания Второй Мировой в Европе, находясь официально в союзнических отношениях с СССР, англичане и американцы уже вынашивали планы удара по Советскому Союзу, причём даже с использованием частей германского Вермахта и СС, совместно с собственными армиями. Но военная и промышленная мощь СССР на тот момент времени была так велика, что даже после появления у американцев в 1945 году действующей атомной бомбы, надежды западных «союзников» на собственную победу в подобной авантюре им самим казались достаточно иллюзорными. А когда в 1949 году собственное атомное оружие появилось и в Советском Союзе, все осуществимые западные планы конфронтации окончательно перешли исключительно в «холодную» форму – «горячая» уже грозила взаимным уничтожением. Причём надо честно заметить, что со стороны СССР в то время никаких реальных планов нападения на Западную Европу, а тем более США, не было – страна была занята совсем другим после пережитой страшной войны.

Было необходимо восстановление буквально всего и вся, включая и находившуюся в советской зоне контроля Восточную Европу. После всех ужасов ВОВ, некая теория о возможности распространения «Мировой революции» силовым путём, существовавшая до этого у некоторых «горячих голов» в коммунистической партийной верхушке, окончательно канула в лету. А затраты немалых ресурсов на вооружения носили тогда именно ответный, оборонительный характер. И все имеющиеся исторические факты это лишь подтверждают. Ярчайший пример – открыто антисоветский военный блок НАТО был создан американцами в 1949 году, «Варшавский договор» возник лишь шесть лет спустя и исключительно в ответ на это.

Консолидированный Запад, таким образом, развязал против нас эту самую «холодную» войну, просто из страха воевать по-настоящему. И эта война шла, но иным оружием – экономически, средствами массовой информации и пропаганды, шпионажем, наращиванием гонки вооружений, опосредованно – через локальные конфликты в третьих странах и т.д. То есть как бы исподтишка, подленько и трусливо, так, чтобы не дай Бог не нарваться по-настоящему. Возможно, после Второй Мировой дошло им наконец, что имел в виду Отто фон Бисмарк, призывая западные народы никогда открыто не воевать с Россией.

«Консолидированный Запад» это не совсем Запад

Мы часто употребляем термин «консолидированный Запад», и также часто это словосочетание подвергается критике за свою расплывчатость и неоднозначность. Думаю, что здесь, для понимания ситуации опять же, необходимо более точно сформулировать что это вообще такое. С моей личной точки зрения, в данный момент времени это не некое аморфное понятие, а вполне конкретный и устоявшийся список государств. А именно страны с англо-саксонскими и германскими культурными и языковыми корнями. Из заокеанских в него входят США, Канада и Австралия, в Европе это Британские острова, Скандинавские государства, Германия, Франция, Швейцария и Бенилюкс. Все остальные в данный момент примкнувшие к этому консолидированному Западу союзники, это то, что называется государства-флюгеры – куда «ветер дует», туда и они поворачиваются. Причём в этом достаточно обширном списке «флюгеров» есть и действительно крупные и развитые в военном и экономическом плане, типа Турции, Италии или Испании, а также открыто агрессивные и как бы нарочито прозападные члены НАТО, типа Польши или Прибалтики.

Но все они с исторической перспективы так или иначе к этому самому консолидированному Западу, как и к условному Востоку, своё взаимоотношение и союзничество неоднократно меняли, причём кардинально. И происходило это, почти всегда, под воздействием именно извне, а не из-за самопроизвольного изменения некоего внутреннего консенсуса этих стран и их лидеров. Этого никто из них просто не может себе позволить в современном мироустройстве. Поэтому в жёстко «консолидированные» с этим самым «настоящим» Западом записать их можно лишь весьма условно и с большими оговорками – политический ветер в очередной раз переменится и… сдует всю эту консолидацию в какую-нибудь другую сторону, как, повторюсь, это уже не раз происходило. Так что список наших реальных врагов вполне конкретен и не так уж и велик, по сравнению со всем остальным миром. И он совсем не равносилен всему тому, что мы привыкли отождествлять с Западной цивилизацией, как таковой, «золотым миллиардом» или даже с членами Североатлантического альянса. Он гораздо меньше.

Ещё сложнее дело обстоит с населением этих стран – даже на самом консолидированном Западе политику своих государств в отношении условного Востока, а также широко рекламируемые современные Западные «ценности» не одобряет гораздо большее количество собственных граждан (в процентном соотношении), чем то же самое, например, в России или Китае по отношению к Западу. А в этих самых «флюгерах», особенно это касается Восточной Европы и Балкан, у большинства народов есть большие проблемы как с часто сильно чуждыми им западными «ценностями», так и вообще с самоидентификацией себя самих, как части именно Западного сообщества в его современном, не сильно их устраивающем, виде. Да, тридцать лет назад они все туда, на Запад, совершенно откровенно стремились. А теперь вот пришло осознание, что или пришли не совсем туда, куда хотели, или сама по себе цель этого стремления в реале оказалась не совсем та, что ожидали.

За что воюем?

Если не брать во внимание различные давние конфликты в самой Европе, когда некий принц из одного государства не взял в жёны некую принцессу из другого, и тем самым нанёс оскорбление какой-нибудь королевской семье, а также религиозные столкновения примерно того же или ещё более раннего периода, то все серьёзные войны так или иначе ведутся за ресурсы. Последние сто лет так точно. Ресурсы эти могут быть самыми разными – земли, доступ к чему-то, богатства недр, вода и даже само население определённых территорий в качестве доступной рабочей силы и рынков сбыта собственных товаров (сейчас это красиво называется «сферами влияния»). То есть всё это в результате чисто материальные блага. А вот предлоги для этого могут быть самые разнообразные – у кого на что фантазии хватит. Это и религия, и некие давние споры между народами, и идеологические разногласия, и поддержка неких прав или свобод, и защита кого-то от чего-то и наоборот, и восстановление некой справедливости и т.д. и т.п., практически до бесконечности. Тут имею в виду, конечно, наступающую сторону – с обороняющимися всё более-менее понятно. И всё это дабы придать агрессии некое подобие легитимности и/или возбудить у народных масс, которые, собственно, и обречены на проливание крови и другие жертвы в чьих-то личных или государственных интересах, чувство необходимости или неизбежности подобных действий.

Самым честным из крупных мировых агрессоров в этом плане был, как это не покажется странным, Адольф Гитлер – он сразу сказал, что ему нужны новые территории и ресурсы для возможности развития немецкого народа, которому своей территории как бы уже не хватало. Даже пообещал своим солдатам прямо с ними завоёванными землями и поделиться. А уничтожение коммунизма, восстановление справедливости после поражения Германии в Первой Мировой и т.п. уже как бы в довесок к основной цели.

И с «холодной» войной США против СССР всё то же самое. Но не так честно – про ресурсы там никто не говорил. Говорили исключительно про идеологические разногласия и угрозу со стороны Советского Союза. Идеологические разногласия заключались в том, что в СССР был другой политико-экономический уклад, который был в чём-то лучший, а в чём-то и совсем нет – просто другой. А угроза состояла в самой нашей способности адекватно противостоять США в военной сфере. Другой такой страны или даже группы стран в мире тогда просто не существовало. Вот это и раздражало. Вот поэтому и начали с нами воевать, но не по-настоящему (из-за возможности этого самого адекватного ответа), а так, осторожно, «по-холодному». Потому что насмерть воевать можно только действительно за идею, или защищая себя и свою землю. А тут война-то, как ни крути, всё равно за ресурсы и финансы, а зачем они нужны, если тебя в конечном итоге уничтожат?

Неоспоримым доказательством абсолютной «безыдейности» этой самой «Холодной» войны, а мотивации всего чисто материальными соображениями со стороны Запада, являются как раз события наших дней.

Cold War 2.0

У нас много раз можно слышать рассуждения о том можно ли или нельзя говорить о продолжении «Холодной войны», которая с распадом Советского Союза вроде бы должна была закончиться. Данная тема особенно серьёзно вошла в публичный дискурс после введения различных санкций Запада в отношении нашей страны, а также с началом украинского кризиса в 2014 году. Самый последний повод для очередного обсуждения этого вопроса случился буквально на днях, когда американский президент Байден в открытую оскорбил Владимира Путина, назвав его убийцей – ничего подобного никто и никогда в отношении лидеров России и СССР себе ранее не позволял. Но это ещё обсуждают у нас, повторяю. А если открыть англоязычные источники, то мы увидим интересную вещь – уже достаточно давно употребляемые там термины «Cold War 1.0» и «Cold War 2.0». Что касается первой «Холодной войны», 1.0 по их классификации, то тут всё ясно, датируется она 1947-1991, это момент распада СССР и, как бы, победы Запада. Название Второй или «Новой Холодной войны» впервые публично появляется ещё в 2008 году в книге британского политического аналитика и журналиста Эдварда Лукаса. А с того момента уже прочно входит в политический лексикон Запада. При этом всем абсолютно понятно, что ни о какой угрозе Западу вообще и США в частности со стороны России и речи тогда быть не могло, я уж не говорю про некое идеологическое противостояние – система уже одна и та же, капиталистическая, рыночная. Во главе РФ стоит тогда весьма рукопожатный на Западе президент Медведев, а сама страна вписана во все Западные же политические и экономические институты, как говорится, «по самое некуда…». Так в чём же проблема?

А проблема случилась такая – впервые с 1991 года Россия «подняла голову» и реально показала, что не будет далее мириться абсолютно со всем, что ей навязывают извне. Сначала это озвучил В.В.Путин в своей известной «Мюнхенской речи» 2007 года, а в 2008 российская армия подавила агрессивные действия Грузии по отношению к Южной Осетии и находившемуся там миротворческому контингенту ВС РФ. Короче, страна наша снова пробудилась к самостоятельной жизни, что неизбежно влечёт за собой и осознание наличия собственных национальных интересов. В необходимости отсутствия которых нас так долго убеждали. А для Западных «партнёров» всё это означало не что иное, как возможный близкий конец выгодного и безнаказанного грабежа всех и вся на правах единственного победителя в последней мировой, пусть и «холодной», но войне. К чему они за почти двадцать лет так и привыкли. То есть опять кому-то экономически больно, возможная потеря «сфер влияния», а это и есть повод для войны. А если по-настоящему воевать страшно (а им страшно), то снова «по-холодному». Вот и началась новая «холодная» война за наши ресурсы и против интересов. Или продолжилась, как посмотреть. Но в любом случае, «в наступление» снова не мы пошли.

Правда, в случае «Холодной войны 2.0» есть, с точки зрения самого Запада опять же, некоторые существенные отличия от той «первой» – в качестве противника указывается уже не только Россия (как когда-то СССР), но ещё и Китай. Именно эти две державы считаются нарушителями некоего «мирового порядка» в Западном его понимании, а если сильно упростить – просто отказываются во всём подчиняться воле США. То есть, если раньше консолидированный Запад воевал только с Советским Союзом (Варшавский блок, Куба, Вьетнам и другие соцстраны-союзники были действительно лишь сателлитами СССР без особой самостоятельности в принимаемых решениях), то сейчас это уже полноценная война на два фронта, с двумя сильно разными и действительно самостоятельными противниками. Причём каждый из этих противников высоко развит в определённых, можно сказать, дополняющих друг друга областях, а также достаточно силён и сам по себе, даже не входя друг с другом в некую антизападную коалицию. А это, вместе с растущими собственными внутренними политическими и экономическими проблемами, делает положение США и их союзников гораздо более шатким, чем в предыдущей «холодной» войне.

С исторической перспективы

В последнее время на различных передачах или в политических беседах часто слышу следующее:

«История учит нас тому, что она ничему не учит» – фраза сама по себе изначально глупая. Поэтому очень странно слышать её из уст некоторых уважаемых общественных и политических деятелей, регулярно появляющихся в нашем медиапространстве. В каждой школе есть дети, которые учатся хорошо, а есть двоечники. И это не потому, что двоечников школа ничему не учит, а потому, что некоторые, по различным причинам, учиться не могут или не хотят. Так же и с историческим опытом – история ничему не учит лишь тех, кто на это не способен. Но таких вот «патологических двоечников», к сожалению, достаточно и среди политических лидеров самого высокого уровня. Только это уже другой вопрос – о том, кого то или иное государство способно выбирать себе в вожди, и о качестве элит в этих государствах вообще. Лидеров современной России, Китая или Израиля, например, тяжело упрекнуть в пренебрежении историческим опытом. А вот на Украине, в структурах ЕС или США у власти сейчас находятся типичные двоечники. В плане истории, конечно… Хотя, двоечник он и есть двоечник, везде и во всём. По тем же проблемам борьбы с коронавирусом, ситуации с экономикой и внутриполитической повесткой можно сравнить как раз те же страны, которые я упомянул выше. И что мы увидим? В РФ, КНР и том же Израиле и по этим показателям всё гораздо лучше, чем на Украине, в ЕС и США. Так что к истории, видимо, надо относиться более внимательно и уважительно. И учит она практически всему, надо только этого захотеть и уметь воспользоваться.

Так вот как раз исходя из исторических параллелей, можно рассматривать и события «холодных» войн. Так как это, по сути своей, всё равно войны, то вполне можно их сравнить с войной настоящей – «горячей». Употребляю «холодные» войны во множественном числе, так как это классификация самих же их апологетов и изобретателей – тех, кто обе эти «холодные» войны против нас и начал. Хотя с нашей точки зрения можно это всё воспринимать как одну и ту же войну. Разницы, в общем, никакой – в историческом масштабе результат будет тот же, только сравнения разные. Но с какой точки не смотри, есть общие черты – «холодная» война это процесс мирового масштаба, то есть и сравнивать надо с Мировыми войнами. Их было две. Одна за другой с разницей в два десятилетия.

Если взять с точки зрения Запада, то есть что войны две, то начать надо с Первой Мировой. В результате этой войны Германия и Австро-Венгрия потерпели поражение, фактически потеряв огромные территории и государственность, а также были поставлены Западными союзниками в крайне унизительное, а также экономически и политически зависимое положение. Россия вышла (или скорее была выведена) из боевых действий из-за внутренних противоречий, тоже с потерей государственного строя и огромных территорий, причём как тех, что ей изначально принадлежали, так и полагавшихся ей в случае победы над Австро-Германским союзом. Да и саму Россию, воспользовавшись внутренней смутой, бывшие Западные союзники тоже решили хорошенько пограбить, и кое-что у них даже и получилось. Но что такое подобные унижения для действительно сильных и развитых народов? А это не что иное, как эффект сжатой пружины, которая рано или поздно, но будет пытаться принять свою изначальную форму. Именно так и произошло. В расчёте на образованную публику, не буду здесь приводить всем известные факты, описывать историю Второй Мировой и сопутствующие события межвоенного периода. Но «пружина» эта вполне закономерно разжалась примерно через двадцать лет. И в результате мало никому не показалось, в том числе и самим победителям в Первой Мировой, создавшим немцам все возможные предпосылки для развязывания Второй. Но в то время победители эти самые устояли – не стоит забывать, что в той войне и СССР, и Китай были как раз на одной с ними стороне. Хотя сравнение с пружиной здесь я распространяю и на Советский Союз.

Если рассматривать «холодную» войну как одно непрерывное действо, то тут тоже напрашивается параллель с событиями ближайшей к нам исторически Мировой войны – Второй. Давайте вспомним, как гитлеровская Германия, уже успев предварительно силой «консолидировать» вокруг себя практически весь аналог современного Евросоюза, пошла в наступление на СССР. Тогда как и сейчас, мы потеряли гигантские территории с миллионами наших людей, был нанесён огромный удар по экономике и промышленности, а наши вооружённые силы, казалось, практически потеряли способность к сопротивлению. Но это нашим врагам так казалось. Это они уже нас похоронили, готовили парад на Красной площади и тоже собирались получать свои награды за победу над СССР. Они снова забыли про сильный, развитый и волевой народ, а также про эффект сжатой пружины, которой снова сработал. В результате те, кто думал, что нас завоевал, отлетели назад ещё дальше, чем то место откуда изначально пришли. А мы вернули себе своё, да ещё и с довесочком.

Если рассматривать эту параллель, то сейчас события примерно сообразны зиме 1942-43. Ещё много наших земель во власти врага, но уже были первые серьёзные победы, частично восстановленная экономика и промышленность уже начали давать необходимую поддержку фронту, а моральный дух вновь набравшей силу армии тоже восстановился после постоянных неудач начального периода боевых действий. «Пружина» уже медленно, но верно пошла в обратную сторону.

В 2021 году война против нас идёт, неважно «первая» она там или «вторая» в чьей-то классификации. Важно, что она есть, и важно как мы это на себе ощущаем. Да, нас давят, на нас продолжают наступать по всем фронтам, нам всё ещё тяжело. Но уже видно, что наша мощная внутренняя «пружина», сжатая силой извне, уже неумолимо пошла в обратную сторону. И насколько силён будет её обратный удар зависит только и исключительно от нас самих. И ни от кого больше. Наши враги против нас всё равно будут использовать всё, что у них есть, всю свою силу и возможности, независимо от того ударим ли в полную силу мы. Так что бить надо сразу изо всех сил – чем сильнее ударим, тем большего добьёмся. Шанса на ещё одну попытку у нас, возможно, уже не будет. Как тогда, в 1942, отступать уже некуда. Это правила любого боя и любой войны, хоть «холодной» – экономической и политической, хоть «горячей» – с танками и ракетами.

А может просто не воевать?

В 1991 году мы сами закончили «холодную» войну или, по крайней мере, реально попытались это сделать. Исходя из того, что сами поверили в Западную, да и свою собственную, что греха таить, пропаганду, которая рассказывала нам про некую идеологическую подоплёку «Холодной войны». От идеологии отказались, экономико-политический строй сменили, вняли всему, что нам говорили с Запада и встроились в их «систему координат». А что получили взамен? – Нас поставили на колени, ограбили, унизили и отобрали территории. Произошло всё то же самое, как если бы была проиграна настоящая война.

А как только вдруг подняли голову и заикнулись о собственных интересах, против нас тут же начали новую войну. И какая разница как она называется – «холодная», «горячая» или, например, «гибридная». Это всё равно война. Цель которой не дать нам развиваться и отобрать то, что у нас есть. Всё, под корень. И не надо делать себе иллюзии о том, что у наших врагов во главе всегда будут стоять «двоечники» – это нам сейчас просто так повезло. В период опасности и консолидации к власти часто приходят сильные личности. А они могут обратиться к истории и быстро понять, если ещё не поняли, что единственный способ сделать так, чтобы пружина не разжалась, это её уничтожить совсем или разломать на мелкие безопасные кусочки.

И если мы сами, стараясь двигаться вперёд, не научимся оглядываться назад, в историю, и учиться на своих и чужих ошибках, то это быстрее нас сделают другие. Победой в любой войне может быть только уничтожение противника, или физически или в качестве гособразования. Чтобы «пружина» снова обратно вдруг не разжалась. После распада СССР на Западе решили, что это и есть окончательная победа, не приняв во внимание тот факт, что Россия сама по себе тоже отдельное и вполне самостоятельное и самодостаточное гособразование, в отличие от всех бывших республик Союза. Теперь им это дошло, но поздно – «пружина» уже пошла обратно.

Но и нам не стоит рассчитывать на то, что вот как-то отбросим мы сейчас врагов назад, и они нас оставят в покое – ничего подобного не произойдёт. Теперь мы должны их уничтожить и снова расписаться на воображаемом Рейхстаге. Если не физически, то как сильные и централизованно управляемые гособразования мирового масштаба – США и ЕС. А потом исчезнет и само это враждебное нам понятие «консолидированный Запад». Сейчас, кстати, американцы и их союзники сами облегчили нам эту работу, записав себе во враги ещё и КНР, являющуюся по факту экономикой №1 в мире, с полуторамиллиардным населением и собственной современной армией, включая свою полную ядерную триаду и космическую группировку. А, как известно, «враг моего врага…» в данном случае если и не то что бы друг, то уж точно ситуативный союзник. И сейчас это необходимо использовать. И нам, и китайцам. Исходя из собственного богатого исторического опыта общения с этим самым консолидированным Западом. А выводы из этого опыта очень простые – добровольно встроиться в их систему, значит подписать себе смертный приговор, а не уничтожить самим этот консолидированный Запад хотя бы экономически и политически, значит оставить в силе тот смертный приговор, который они нам уже давно подписали. И никакого третьего варианта нет.

Вот так и надо относиться к этой «Холодной войне 2.0», и вести себя соответственно. На войне, как на войне. Как бы эта война не называлась.

Цели, исходя из этого:

1. Заключить официальный военно-политический союз с Китаем. Понятно, что у нас много противоречий и различных интересов, но, как и во Второй Мировой между СССР и англо-американцами, одна общая цель в данный момент явно важнее и для нас и для китайцев. В этом случае весь консолидированный Запад даже со всеми его возможностями всё равно сразу станет в позицию слабого – совместной мощи РФ и КНР в мире сегодня просто нечего противопоставить. Если даже не выйдет с союзом, то хотя бы совместно и согласованно с Китаем осуществлять все важные экономико-политические действия на «западном фронте».

2. Активно работать на площадках ШОС и БРИКС – консолидированный Запад это далеко не весь мир. Нам нужно распространять своё влияние и искать собственных, пусть даже и ситуативных, но союзников. Расширять собственные сферы влияния.

3. Экономическими, политическими и информационными рычагами как можно сильнее разрывать эту самую Западную консолидацию. И никак этого не стесняться – нас же всё равно и так в этом обвиняют. Начать с «флюгеров», позиции которых наиболее слабы. Потом целенаправленно «засевать семена раздора» как внутри самой Европы, так и в трансатлантическом пакте ЕС-США. И в этом тоже нет ничего нового и невозможного, всё это исторически уже было и не раз. Главное почаще припоминать европейцам, что они всё-таки отдельные, самостоятельные и самобытные нации, а не некая общая каша, в которую их хотят по образу и подобию своему превратить США. И всем этим, кстати, тоже гораздо удобнее заниматься совместно с КНР – в этом случае предложить мы вдвоём европейцам сможем, уже даже в экономическом плане, точно больше чем Штаты.

4. С самими США делать именно то, что они делали с нами на протяжении всей этой «холодной» войны – вносить и всячески раздувать там все возможные внутренние противоречия и конфликты на национальной, расовой, политической, исторической, экономической и других основах. И ситуация сейчас для этого очень благоприятная – страна политически расколота, есть расовые проблемы и огромный вопрос с нелегальной миграцией, ситуация в экономике тоже оставляет желать лучшего и держится исключительно на «печатном станке» ФРС и биржевых манипуляциях. И США можно расколоть изнутри, лишив статуса мировой сверхдержавы. Ничего невозможного в этом нет. В 1985 году тоже никто в СССР никогда бы не поверил, что через пять лет эта супердержава просто начнёт разваливаться… И расколоть их надо так, зная историю, чтобы их «пружина» больше не имела шансов разжиматься.

Нам больше ни в коем случае нельзя просто обороняться, надо немедленно переходить в наступление и активно привлекать любых возможных союзников. Иначе агрессор нас дожмёт окончательно… Всё точно так же, как и зимой 1942 года. Война идёт…

Автор: Алексей Пишенков

https://topcor.ru/

Подписаться
Уведомление о
guest
5 комментариев
Oldest
Newest Most Voted
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии

Последние статьи